fomasky (fomasky) wrote,
fomasky
fomasky

Category:

Александр Прокофьев: Болонский процесс - смертельная угроза безопасности России

Оригинал взят у alexandr_palkin в Александр Прокофьев: Болонский процесс - смертельная угроза безопасности России
Оригинал взят у mrminiver в Еще раз о беде в образовании или Болонский процесс, как угроза России
Originally posted by novorosinform at Еще раз о беде в образовании или Болонский процесс, как угроза России

 В декабре прошлого года президент России В.В. Путин в ходе ежегодного послания Федеральному собранию заявил, что пора перестать гнаться за количеством и сосредоточиться на качестве подготовки кадров, организовать подготовку инженеров в сильных вузах, имеющих прочные связи с промышленностью, и лучше, конечно, в своих регионах. Он также отметил, что на сегодняшний день значительная часть будущих инженеров учится "в вузах, которые давно оторвались от реальной производственной базы, от передовых исследований и разработок в своих областях".


Так и хочется поинтересоваться у президента – а где он был раньше все эти 14 лет, почему только сейчас наш глава государства озаботился проблемой подготовки инженерных кадров? Ведь если посмотреть, что происходило в стране с высшим техническим образованием и с наукоёмкими отраслями промышленности, то можно предположить, что в России действовали вражеские диверсанты, которые сознательно уничтожали целые отрасли промышленности с заводами, конструкторскими бюро и соответствующими вузами. Увы, это не вражеские диверсанты – это собственное правительство так поступало и высшее руководство страны в лице президента и премьер-министра никак этому не противодействовало.


Кто только в стране уже не высказал своё негативное отношение к Единому государственному экзамену, серьёзно опустившему уровень среднего образования, но в сфере высшего профессионального образования ситуация не лучше. После присоединения к Болонскому процессу в сентябре 2003 года в России стала внедряться пресловутая Болонская система образования и бакалаврско-магистерская система обучения. Негативные результаты внедрения этой системы, особенно в технических вузах, уже очевидны, иначе бы глава государства не стал бы акцентировать своё внимание в ежегодном послании Федеральному собранию вопросам подготовки технических специалистов.


Чем же так опасна эта система и почему её нельзя внедрять в наших высших учебных заведениях, особенно связанных с подготовкой кадров в технических отраслях промышленности? Для начала разберёмся, что из себя представляет пресловутый Болонский процесс.


Основные цели Болонского процесса: расширение доступа к высшему образованию, дальнейшее повышение качества и привлекательности европейского высшего образования, расширение мобильности студентов и преподавателей, а также обеспечение успешного трудоустройства выпускников вузов за счёт того, что все академические степени и другие квалификации должны быть ориентированы на рынок труда. Вот интересно, кто-нибудь может объяснить, почему в странах Европейского Союза такой высокий уровень безработицы, особенно среди молодёжи, которая, по идее, после окончания вузов должна быть легко трудоустроена в какой-нибудь из стран ЕС, или США? Почему там такая же ситуация с выпускниками вузов, как и у нас в стране, где большинство подготовленных технических специалистов вынуждены работать не по специальности – в торговле, сфере услуг и т.п.? Ведь присоединение России к Болонскому процессу, по мысли инициаторов, должно было дать новый импульс модернизации высшего профессионального образования, открыть дополнительные возможности для участия российских вузов в проектах, финансируемых Европейской комиссией, а студентам и преподавателям высших учебных заведений — в академических обменах с университетами европейских стран. А что на самом деле вышло? Социологи подсчитали, что только ничтожная доля учеников ездит обучаться по всему миру. Причем их поездки совпадают с туристическими маршрутами. И, как правило, нехватка денег, проблемы адаптации в чужой среде приводят к тому, что студенты не проводят весь семестр в этом месте. Это, по сути, одна из таких своеобразных форм туризма. И это один из минусов системы для современной России.


Корме того, Болонская система образования содержит компетентстностный подход, когда оценивание происходит по баллам. Студент набирает нужное ему минимальное количество баллов для сдачи сессии и перехода на следующий курс и дальше уже беспокоится только о насущном хлебе, поскольку на нынешнюю стипендию уж точно он прожить не может, поэтому и вынужден искать работу и в большинстве случаев она не соответствует получаемой специальности. Вот и получается в итоге, что для студента учёба – это своеобразный отдых от основной работы.


Но, самое главное, та основная масса студентов, которая останавливается на бакалавриате, не имеет широкого образования, широкого кругозора, ими можно манипулировать, у них нет свободы выбора. Их не учат учиться, их готовят в качестве ходячих говорящих инструментов, которые прикрепились к определенному месту, и функционируют, а если эта место пропало, то и структура не нужна. Грубо говоря - это подготовка недоделанных полуфабрикатов, которым государство даёт возможность посидеть за партой в вузе, а не шляться по улицам, повышая уровень социальной нестабильности, протестного движения и т.п.


Другой аспект проблемы заключается в том, что Болонская система обучения резко делит на уровни. В идеале Болонская структура – это несколько десятков мощных университетов. Но зачастую это несколько десятков тысяч ВУЗов, которые называются университетами, но на самом деле – это уровень ПТУ, а то и ниже, т.е. очень, очень слабое образование.


Что собой представляет система оценивания? Как уже упоминалось выше, у учеников в ВУЗах есть основная база, за что они получают оценки, так называемые обязательные баллы, а остальные оценки они должны набрать по своему желанию. А желания сейчас у людей своеобразные - здесь любопытная статистика. Допустим, у них есть средства, они ездят по разным городам Росси, СНГ и всему миру и набирают кредиты. Поскольку нужно собрать определенное количество баллов, учащийся пойдет по пути наименьшего сопротивления. Т.е. выбирать не тот курс, где он получит больше знаний, а тот, который проще ему будет сдать.


Нынешний студент даже книгу с полки поднять не может - читать не модно. Поэтому, на какие он занятия пойдет? На курсы, которые наиболее простые и уж ясно, что он не будет записываться на направления, где у профессуры высокие требования. Болонская система будет вымывать, выбивать наиболее требовательных и серьезных профессоров, оставляя легкие курсы, т.е. понижая уровень образования.


Болонская система образования имеет еще один минус. Когда студент набирает баллы, то он их может набирать совершенно фрагментально, зарабатывая баллы на узкоспециализированных курсах, при этом, не имея общего представления о предмете. У студента нет той основы общей дисциплины, и это означает, что им легко манипулировать, и, поскольку он мало чего знает, его профессия может быстро устареть, и ему нужно будет идти переучиваться. Т.е. рынок и власть, которая контролирует нематериальные элементы производства, они крайне заинтересованы в Болонской системе для ВУЗов.


Кроме того, Болонская система превращает образование в сферу предоставления услуг. Как в ресторане обслуживают, или как в медицине сейчас делают. Медицина превращается в услуги. Если медицина – это услуга, я не заинтересован в том чтобы больной выздоровел. Мне интересно, чтобы его подольше лечить. Также и здесь: мне не интересно чтобы человек вышел таким, чтобы он мог сам научиться. Мне интересно, чтобы за каждой новой компетенцией, он прибегал ко мне, платил деньги, а я бы его ускоренно готовил. Что, в принципе, укладывается в логику либералов в правительстве, которые помешаны на деньгах, на монетизации всего и вся.


В результате университет уничтожается, как феномен нового времени и не только в России. Преподаватель превращается в простого наемного работника. К нему не записываются на обучение! Поэтому он будет работать не на полную ставку, а на полставки, а в перспективе, вообще, отправится на вольные хлеба. В результате позиция профессоро-преподавательского состава к чиновникам от образования резко ухудшается.


При ВУЗах появляется огромное количество специалистов по Болонскому процессу. Потому что по Болонскому процессу нужно оценить общий уровень студента, масса писанины. От этого выигрывает самый серый студент и самый серый преподаватель. Как профессор Зиновьев сказал, самое страшное для индивида это борьба с серостью под местом под солнцем.


При переходе на Болонскую систему, имеем образование, которое очень выгодно рынку и власти. А на другом полюсе это абсолютная серость, которую устраивает такое положение. Таким образом, создается площадка для класса создания нового общества, когда одни будут иметь доступ к образованию и информации, это те кто будет учиться в десятке лучших учебных заведений, а другие будут в кулинарных техникумах под названием ВУЗ. Болонское образование – это бомба замедленного действия. Но это еще и бумеранг, поскольку, когда правящие круги начинают рушить образование и занижать общий уровень – это бумерангом возвращается к их детям. И если посмотреть на современную западную политическую элиту, то каждое новое поколение становится все хуже и примитивней. Что уже очевидно хотя бы на примере пресловутой Дженнифер Псаки. Вот достойный образец того, кого готовят на Западе по Болонской системе.


Поэтому, руководству страны для того, чтобы возродить отечественную промышленность, сделать из России не сырьевой придаток экономик Европы и Азии, а страну с высокоразвитой промышленностью, в том числе наукоёмкой, необходимо не только возрождать производство, но и готовить для него профессионально подготовленные кадры, а этого не добиться с нынешней системой высшего профессионального образования. Иначе у нас продолжать падать ракеты, самолёты, рушиться дома и происходить техногенные катастрофы, связанные с человеческим кадром, а именно, отсутствием профессиональной подготовки специалистов.


Александр Прокофьев, кандидат наук,


доцент Санкт-Петербургского национального исследовательского университета информационных технологий, механики и оптики (СПб НИУ ИТМО)




Россия должна совершить рывок: интервью с русским ученым

22 октября 2014, 20:21

Начавшаяся с Крыма Русская весна стала отправной точкой в мировой экономической войне, где во всей красе проявил себя новый мировой порядок во главе с «избранными в США» и имеющими право читать с госдеповской бумаги на заседаниях ООН стран «свободного мира». Воистину у союзников Гитлера и то прав было больше, чем у нынешних союзников США.

В том же курсе начали петь и лишенные пармезана наши  либералы. При том, все, от оппозиционного Немцова, предрекающего скорый крах Российской экономической модели и умеренного Грефа, на отрез отказавшегося от мобилизации экономики, до умеренных членов Правительства, которые тихо и под нос продолжают бубнить, что у России нет иного шанса как искать компромисс и соглашаться. Основным тезисом либералов был, есть и будет – в этой стране ничего путного сделать не могут и потому надо жить Западным умом. Само собой, с таким подходом к делу говорить о мобилизации и тем более о технологическом рывке просто не имеет смысла: какой же может быть рывок в стране, где все умные «свалили», а остались только «ватники», способные разве что торговать нефтью и другими ресурсами?

Насколько соответствуют их слова истине, есть ли страны научный потенциал и возможен ли новый, подобный Петровскому или Сталинскому, технологический рывок я поинтересовался у одного из тех, кого по праву называют будущее Российской науки - тридцатипятилетнего кандидата технических наук, начальника Бюро метрологии ОАО «Специального Конструкторского Бюро Измерительных Систем», а также доцента Санкт-Петербургского национального исследовательского университета информационных технологий, механики и оптики (СПб НИУ ИТМО) Александра Валерьевича Прокофьева.

Александр Валерьевич, в каком состоянии находиться Российская наука в целом? Способна ли она создать конкуренцию Западу, Японии, Китаю?

Российская наука в целом находится на уровне, не уступающем по технологиям ни Западу, ни Японии с Китаем, всё упирается в промышленность. По сравнению с Западом и Японией у нас крайне низкая производительность труда и автоматизация производства, внедрение новых отечественных разработок в производство незначительно. До недавнего времени политика была такая, что лучше приобрести импортную продукцию, готовую и с откатом, нежели нашу продукцию, которая не уступает импортной, но за которую откат меньше, а то его и вовсе нет. Поэтому и финансировалась промышленность Запада и Китая с Японией, а у нас всё целенаправленно разрушалось. Сейчас, придётся, промышленность восстанавливать, ломая либеральную модель экономики через колено, разрушая стереотипы ВШЭ и прочих гайдаро-чубайсов.

Какие направления Вы считаете перспективными для технологического рывка?

Прежде всего есть шанс совершить рывок в информационных технологиях, микроэлектронике, авиастроении, судостроении, в лёгкой и пищевой промышленности, не говоря про сельское хозяйство – ведь все мы помним, что Российская империя кормила половину Европы. И это всё можно восстановить, была бы политическая воля.

Расскажите подробней об известных Вам проектах, реализация которых будет способствовать эту рывку?

Сейчас в России начинают реализовывать несколько глобальных проектов. Из уже известных – газопроводы «Южный поток» и «Сила Сибири», освоение Арктики и Арктического шельфа, а также регулярное судоходство по Северному морскому пути, новый Транссиб. Однако, есть и малоизвестные проекты, такие как строительство портовых комплексов на побережье Финского залива, которые полностью заменят порты прибалтийских стран, и на которые выходит нефтепровод Балтийской трубопроводной системы БТС-2, он позволит поставлять нефть танкерами напрямую из Финского залива в страны Западной Европы, минуя транзитные страны типа Польши, Украины, даже Белоруссии. Среди проектов, которые ещё только находятся в стадии рассмотрения - создание ширококолейной железной дороги от Владивостока до Усть-Луги, которая позволит перевозить транспортные вагоны со скоростью 400 км/ч, а также создания катамаранных судов на базе списанных подводных лодок, несколько таких судов уже созданы и эксплуатируются в США. Ко всему этому следует добавить давно уже назревавший проект создания отечественный операционной системы. Возможностей создания отечественных программных продуктов, не уступающих американским, у нас немало. Есть возможности развития высокоточных отраслей приборостроения: в Лаборатории Голографических Информационных и Измерительных Систем Петербургского Института Ядерной Физики им. Б.П. Константинова изготавливают преобразователи линейных и угловых перемещений, которые превосходят все зарубежные аналоги по точности и до сих пор иностранным конкурентам не удаётся повторить технологию изготовления основных компонентов этих преобразователей, хотя она была разработана в 80-х годах прошлого века.

Реально ли их осуществить при нынешней экономической модели России? Согласятся ли инвесторы или кредиторы выдавать такие огромные сумы под подобные проекты?

При нынешней либеральной модели с опорой на западные инвестиции это нереально. Крупные промышленные бюджетообразующие предприятия должны принадлежать государству, а мелкий и средний бизнес – частному сектору. Только такая модель сможет сейчас обеспечить поступательное развитие нашей экономики.

В чем на Ваш взгляд выход из сложившейся ситуации?

Руководство страны должно отказаться от той модели экономики, которую нам навязывал Запад ещё со времён Ельцина и возродить былую мощь советской промышленности, с учётом уже накопленного мирового опыта. Нужно осуществить политику трёх «Д» - декриминализация общества и экономики, деприватизация и деельцинизация как отказ от политики по сдаче национальных интересов.

Если вспомнить новейшую историю, то после событий на пекинской площади Тяньаньмэнь 3-4 июня 1989 года США и их союзники попытались ввести международные санкции против Китая. Чтобы нейтрализовать влияние этих санкций, Китай принял ряд контрмер — политических, экономических, дипломатических, призванных предотвратить развитие событий в нежелательном для Китая ключе. В итоге в течение нескольких лет основные санкции, наложенные на Китай, были сняты.

В итоге выдвижение Китая в когорту ведущих политических и экономических центров силы неразрывно связано с успешным преодолением остракизма со стороны стран Запада конца 1980-х — начала 1990-х годов. Наперекор всему страна собралась с силами и сделала мощный рывок вперёд. А США двадцать лет спустя получили в лице Китая серьёзного конкурента в борьбе за контуры будущего мироустройства.

Россия сейчас, подобно Китаю, должна совершить свой мощный рывок, мобилизовав внутренние силы, страна должна возродить отечественную промышленность, разрушаемую ещё с середины 80-х годов. Прежде всего, нужно снять со страны удавку правил ВТО, после чего снизить внутренние цены на энергоресурсы, что даст мощный импульс развитию всех отраслей промышленности. Также необходимо всецело поддерживать отечественное сельское хозяйство, что обеспечит продовольственную безопасность. Для снижения зависимости от импорта энергоресурсов нужно восстанавливать производство высокотехнологичных продуктов с высокой добавочной стоимостью – это и авиационная промышленность, и космическая промышленность, атомная энергетика, судостроение, машиностроение, станкостроение, микроэлектроника и т.д. Резервы для развития у нас накоплены в достаточном количестве, нужно грамотно их распределить, для чего потребуются в правительстве настоящие профессионалы со стратегическим мышлением, а не выпускники ВШЭ.

Беседовал РУСЛАН ЛЯПИН


http://www.novorosinform.org/articles/id/390

Tags: 5-я колонна, государственная измена, образование, открой глаза
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments