Category: производство

Category was added automatically. Read all entries about "производство".

уверение

Позор в прямом эфире:" Они все поцоканные, блядь! "

Оригинал взят у dimka34 в Вскрытие показало, что пациент умер не от вскрытия и еще кое-что
Оригинал взят у guardia_rojo в Вскрытие показало, что пациент умер не от вскрытия и еще кое-что

Боль и позор в прямом эфире.



Когда видишь пуски крылатых ракет из Каспия по позициям головорезов, пуски «Синевы» из подводного положения, ролики и передачи патриотического содержания на ТВ «Звезда», думаешь: ну хоть что-то делают военные заводы, не так все плохо в нашем ВПК, какие-то современные разработки есть. И так думаешь, пока не заглядываешь за фасад. Причем, так неудобно вышло, что заглядываешь за него в прямом эфире …

Вскрытие черного ящика со сбитого турками Су-24 … ну что сказать … как помягче … это полный позор, конфуз, фиаско, лажа!!! Мы увидели 20-ти летнее торжество рынка и чудеса приватизации, результат скудно оплачиваемых инженеров и девочек, делающих вид инженеров, проводящих рабочее время в сети ВК, безответственность и разгильдяйство. Зато пиар-технологии шагнули далеко вперед: прямые трансляции авиаударов, пусков боевых ракет, поражения объектов …

Итак, спокойно и по порядку проведем разбор полетов.

Судя по всему, черный ящик сбитого СУ-24 – разработка последних лет, что поначалу порадовало.  Ранее использовался иной способ записи – на магнитную ленту. После крушения самолетов бобины с лентой извлекали из ящика и на специальных «магнитофонах» считывали запись. Иногда она сгорала почти вся …

Теперь используют твердотельные элементы запоминающих устройств – так называемые чипы памяти. И не просто памяти, а энергонезависимой памяти типа FLASH. То есть, при снятии напряжения питания записанная информация в них не теряется, и при необходимости может быть считана когда угодно. Возможно (я бы так сделал) используют два идентичных банка памяти для резервирования.

Каждая микросхема имеет определенную емкость, то есть, позволяет запихнуть в себя какой-то объем  данных. Если этой емкости мало – несколько таких микросхем ставят параллельно. Для корректной работы с этой памятью используются микросхемы контроллеров, которые собственно и подключаются к внешнему интерфейсу – цифровой и аналоговой шинам данных самолета.

Но это так говориться, что эти элементы – твердотельные. На самом деле способность выдерживать механические нагрузки сильно зависит от типа корпуса, его материала, выводов микросхемы, от конструкции печатной платы и других конструкторских «находок».

Что происходит с квалифицированным радиоэлектронщиком, когда он вдруг видит на экране деформированные печатные платы и разлетевшиеся корпуса микросхем в одном из самых важных узлов самолета? Рефлексивная метаморфоза – потеря человеческого облика,  и возглас: А ЭТО ЧТО ЗА НАХ … !!!!!


Когда показали верхнюю плату с деформацией и разломанным пополам микроконтроллером – была надежда, что нижняя плата с микросхемами памяти цела. И уж из них-то можно будет считать информацию. Но не тут то было!


Следом за эти первым ЭТО ЧТО ЗА … следует – БЛ…, ДА НЕ МОЖЕТ БЫТЬ!!! Но потом – рассеянно-обнадеживающее: Может это осколок пробил корпус ящика и разломал платы и микросхемы???? А ну-ка ну-ка, покажите-ка дно корпуса … объектив камеры на секунду заглядывает внутрь ящика … не, ничего такого, ни вмятины!

И тогда происходит осмысление и ШОК!

О чем я? Щас расскажу.

В начале ролика спецы шутят за кадром: «Шо вы там, ликбез провести козлам этим …»,  что конечно настраивает на шуточно-победный лад.

Да, господа! Ликбез вышел отменный!!! Мир замер в трепете и офигевании от надежности рыночных постсоветских разработок в области отечественной радиоэлектроники.

Видите на снимке одну неповрежденную микросхему розоватого цвета? Это – микросхема советского ВПК. В т.н. планарном корпусе, изготовленного из особого сорта керамики. Выводы и металлические элементы корпуса этой микросхемы покрыты тонким слоем золота (привет рыночным золотодобытчикам), что обеспечивает антикоррозийные свойства и скин-эффект.

А что же случалось с современными корпусами микросхем памяти, которые мы видим как такие черненькие тоненькие прямоугольники? Упс! Они не выдержали конкурентной борьбы с советским ВПК. Как говорят местные остряки – их  плющит и таращит. Оторванные от печатных плат выводы микросхем – это полбеды, и вообще не проблема. Но корпуса!!! Могу сказать точно – никаких данных из этих микросхем получить уже не удастся.

КАКОЙ КОНСТРУКТОР ДОГАДАЛСЯ ПОСТАВИТЬ МИКРОСХЕМЫ В ТАКИХ КОРПУСАХ? Мне скажут по-сталински – «а других корпусов у мэня для вас нет». И я соглашусь! Конечно же нет! Уже нет! Когда-то советский ВПК обеспечивал микросхемами памяти в надежных корпусах все нужды разработчиков. Но с тех пор технологии шагнули далеко вперед, а рынок попилил соответствующие производства и стал покупать китайские чипы для космоса. И теперь просто не существует микросхем FLASH в «военных» корпусах не потому что их не смог бы выпускать советский ВПК,а потому что бизнесмену проще распилить производственные линии, чем морочить голову с технологиями. Да и то – мы же не собирались ни с кем воевать, зачем нам армия и технологии, правда?

И шутливо-победный тон закулисы сменяется на озадаченный: «Да слушай, они все покоцанные, БЛЯДЬ!»
Да, блядь! Конечно покоцанные, родной! А как они могут быть не покоцанные, если расстояние между сторонами микросхем, на которых расположены выводы – огромное для таких хилых корпусов, а нагрузки - огромные?



И тут я «плавно» перехожу от микросхем к человеческому материалу. То бишь – к конструкторам-разработчикам этого чудно надежного гробика.

Обратите внимание на печатные платы. Ничего не замечаете странного? А странного-то в общем-то и нет, если смотреть на это как на электронные блоки от стиральной машины или микроволновки. А если смотреть на них как на платы черного ящика? Ну … не замечаете? Ладно, сдаюсь. Толщина этих плат стандартная – 1,5 мм. А места крепления этих плат видите? Четыре стойки по углам … всего четыре … по углам … при толщине платы 1,5 мм … 1,5 мм, Карл!!!

Не, я конечно рад, что наши инженеры ВПК освоили разводку печатных плат автортрассировщиками, но остальные знания и опыт, выстраданные десятилетиями проб и ошибок куда они запихнули? Ась?

И, я понимаю, что наш ВПК освоил сайт Aliexpress.ru, и знает где взять нужные микросхемы памяти, но, черт возьми, если черные ящики такие, то какая же вся остальная авионика!!?

Разумеется, я заглядывал в электронные блоки машин типа МиГ-29, и такой херни на платах там не видел. Но то были советские разработки. А что сейчас с микроэлектроникой и производством комплектующих?

Теперь о военной приемке. Или о так называемой «военной приемке». Хотелось бы посмотреть на результаты испытаний этого чуда техники. Роняли ли его когда-нибудь на грунт с высоты 10 км или нет? И каков был результат? И фамилии тех, кто расписался в приемке? Фамилию погибшего летчика мы знаем. А вот узнать  бы фамилии тех, кто, так или иначе, приложил руку к пуску в производство и постановку на самолеты этого мега девайса, который должен был сейчас выбить все козыри у турков и их подельников, а вместо этого получили лажу на международном уровне! И еще в прямом эфире, Карл!!!

Короче, я в шоке от увиденного! Что конечно не значит, что нужно кричать «усе пропало, шеф!», а нужно крепко задуматься и срочно исправлять ситуацию с отечественной микроэлектроникой! Лучше поздно, если не получилось вовремя! И надеюсь, Путин и вменяемые чиновники после такого позора по-иному посмотрят на донельзя упоротую рыночность своего экономического курса.

ПыСы. Раздаются голоса праведников, о том, что мол, я не знаю, что бортовые самописцы записывают информацию на проволоку. Я их удивлю - не только на проволоку и на магнитную ленту, но даже и на фотопленку. Было и такое. Щас не знаю - осталось ли ...

Просто не считаю необходимым загружать читателя ненужными техническими подробностями.

уверение

Памяти ПАВЛА ПЕТРОВИЧА АНОСОВА (1799—1851)

Оригинал взят у nordsky в Памяти ПАВЛА ПЕТРОВИЧА АНОСОВА (1799—1851)
Оригинал взят у panzer038 в Памяти ПАВЛА ПЕТРОВИЧА АНОСОВА (1799—1851)
В этот день 1851 года скончался
Павел Петрович АНОСОВ
(неизв. 1799 — 1851),
металлург, раскрывший утерянный в средние века секрет изготовления булатной стали.

Выдающийся русский металлург, разработал усовершенствованный метод производства стали, первым применил микроскоп для изучения структуры сплава, раскрыл тайну изготовления булатной стали

Кроме знаменитых центров русского оружейного дела в Туле, Ижевске, Сестрорецке, где в XVII—XVIII веках были созданы первые металлургические заводы России, всемирную известность получил город Златоуст с его оружейной фабрикой. Славой своей этот завод обязан инженеру-металлургу Павлу Петровичу Аносову — основоположнику науки о стали и качественной металлургии в России.

Именно Павел Петрович Аносов раскрыл тайны булатной стали и способы выделки из нее холодного оружия, которые существовали много веков тому назад на древнем Востоке. Попытки западноевропейских ученых-металлургов и практиков — предшественников и современников великого русского исследователя — воспроизвести узорчатые булатные клинки и сабли со свойствами, которых добивались когда-то в Сирии, Индии или Персии, оканчивались безрезультатно.

Павел Аносов, рано осиротев, воспитывался в семье родственника, выдающегося механика-машиностроителя Л.Ф. Собакина. Наверное, ему и обязан был мальчик развитием технических способностей и особой цепкости ума. В 1810 году его определили в Горный кадетский корпус, который юноша окончил столь успешно, что получил одновременно Большую золотую и Серебряную медали. Устроившись практикантом на Златоустовский оружейный завод, Павел Аносов уже через два года стал смотрителем фабрики, спустя еще три года — управителем, затем помощником директора и, наконец, директором.

В 1820-е годы он проводил исследования в области металлургии, публиковал научные труды по геологии Южного Урала и термической обработке стали. Так, в 1826 году была издана монография Павла Петровича «Геогностические наблюдения над Уральскими горами, лежащими в округе Златоустовских заводов», через несколько лет свет увидели две новые работы — «Описание нового способа закалки стали в сгущенном воздухе» и «Об опытах закалки стальных вещей в сгущенном воздухе, произведенных в 1828 и 1829 годах».

Интересы и практические навыки Павла Аносова были весьма разнообразны: он не только вел разведку месторождений россыпного золота и железных руд, занимался созданием нового метода получения высококачественной литой стали, но и изобрел высокоэффективную золотопромывальную машину, первым в России разработал технологию изготовления огнеупорных тиглей — основного оборудования стале- и золотоплавильного производства того времени.

В 1828 году Аносов поставил перед собой задачу, над решением которой билось не одно поколение металлургов, — раскрыть секрет получения булатной стали. Эта работа отняла у ученого много времени и сил. «Чем более я знакомился с достоинством образцов, — писал он, — тем более убеждался, что первые успехи мои ничтожны и что переход от едва приметного узора до такой крупности, какая замечается на драгоценных клинках, составляет океан, который надлежало переплывать многие годы, не приставая к берегу и подвергаясь различным случайностям». Тем не менее, тайна получения булатов была разгадана.

В феврале 1847 года он был назначен главным начальником Алтайских горных заводов и томским гражданским губернатором. С помощью выписанных из Златоуста мастеров он попытался наладить производство литой стали на Томском железоделательном заводе и обучить этому местных плавильщиков. К сожалению, его энтузиазм разбивался об устаревшее оборудование рудников и заводов, неэффективность подневольного труда и косность местных чиновников.

Большое внимание уделял Павел Петрович совершенствованию технологии выплавки серебра и меди, но и здесь феодально-крепостническая система стала непреодолимой преградой для многих его замыслов. Исследуя окрестности Златоуста, Аносов сделал детальное описание геологического строения этой части Южного Урала, составил геологический разрез по линии Златоуст — Миасс, описал месторождения многих полезных ископаемых. Наиболее значимыми работами Павла Аносова стали: «O приготовлении литой стали» и «О булатах».

Всемирную известность получили открытия Павла Аносова в области технологии производства стали. До него сталь получали дорогим и длительным двойным процессом: куски железа науглероживали, затем переплавляли в тиглях. Павел Петрович доказал, что можно объединить два этих процесса, так как науглероживание не обязательно требует контакта с углем непосредственно — печные газы тоже содержат углерод. Этот способ настолько удешевлял сталь и сокращал затраты времени, что применяется в промышленности и до сих пор. Павел Аносов многое сделал в производстве высококачественных сталей, содержащих не только углерод, но и хром, титан, марганец и другие металлы.

Заслуги Павла Петровича Аносова были отмечены многими орденами Российской империи, его авторитет среди современников был непререкаем. Не забыли о талантливом металлурге и в советские времена: издавались его труды, именем Аносова называли улицы и учебные заведения, в Златоусте был установлен памятник ученому. Но настоящее возрождение подлинного интереса к его трудам в разных сферах научно-практической деятельности наблюдается сегодня.

Занимаясь усовершенствованием сельскохозяйственных орудий, Павел Петрович достиг столь ощутимых результатов, что Московское общество сельского хозяйства наградило его Золотой медалью. «За труды по усовершенствованию горнозаводской части» Павел Аносов был избран членом-корреспондентом Казанского и Харьковского университетов, произведен в генерал-майоры.
Фалеристика как изучение истории - Портрет ученого в юности
Златоуст. Памятник Павлу Петровичу Аносову.